оксана катовская
«Красный лис» идёт в школу
История о том, как детский развивающий центр всего за три года прошёл путь от присмотра за детьми до открытия первой частной школы в НАО
Первая частная школа в Нарьян-Маре откроется в сентябре 2019 года. О том, что это событие станет одним из этапов развития детского образовательного центра «Красный лис» всего через три года после начала работы, его создатели — семья Абеленцевых — в начале своего пути даже не думали.

В 2015-м, когда Елена Ивановна и её дочери, уже покинувшие Нарьян-Мар, собрались в родном городе снова, в арсенале этой семьи было хорошее образование и мечта создать Центр, в котором дети будут получать всестороннее развитие. Этого оказалось достаточно, чтобы сделать мечту реальностью.

О том, как всё начиналось три года назад и чего удалось достичь к наступающему 2019 году, идеологи создания и авторы воплощения проекта «Красный лис» рассказали НАО24.
«Веру в собственные силы вселил первый
реализованный проект»
Елена Ивановна Абеленцева — человек в Нарьян-Маре довольно известный. К тесному общению с людьми её на протяжении 15 лет обязывала работа — начальник отдела семьи, материнства и детства в администрации Ненецкого автономного округа. Чиновничий труд не казался скучным, поскольку сфера социальной политики, работа с семьями, организация поездок детей в лагеря, семей — в оздоровительные учреждения России не давала сидеть на месте. Тем не менее, однажды педагог по образованию Елена Абеленцева сменила роль государственного гражданского служащего на работника бюджетного учреждения. Ушла работать в школу.
— Работая заместителем директора в школе-интернат, я узнала, что одна норвежская компания проводит конкурс грантов на реализацию социальных проектов. Решила попробовать себя на этом поприще, написала проект, выиграла грант и, окрыленная таким внезапным успехом, принялась за его реализацию. Проект был направлен на работу с детьми, обучающимися в школе-интернат. Проект интересный, наверное, в противном случае, он не получил бы поддержку в виде гранта. Но к моему удивлению в его реализации мало кто был заинтересован. Нет, я никого не виню, мы его реализовали. Но именно в то время я поняла две вещи: могу больше, чем отведено рамками должностного регламента, умею привлекать под это финансовый ресурс. Но совмещать основную работу и общественную не получится. Качество будет страдать.
«Всегда хотела что-то изменить, но руководству
это не нужно»
Примерно в это же время подобные терзания мучали дочь Елены — Ольгу. Полноценно поделиться мыслями с мамой, находясь почти в 2,5 тысячах километров от неё, было сложно. По телефону всего не расскажешь, да и привычка не волновать родного человека оставалась.
— Я училась во Владимирском государственном университете на факультете «PR и связи с общественностью», понимала, что выбрала не ту профессию и перевелась на педагогическое отделение. Параллельно занималась волонтерством, потом работала в детском центре управляющей. Там, честно признаться, мне постоянно хотелось что-то изменить, привнести новое, но руководству это было не нужно. В общем, не нравилось, как всё было устроено, но сильно «развернуться» со своими инициативами мне не давали. И тогда приехала мама примерно с теми же мыслями в голове и говорит: ну если мы хотим и можем делать что-то хорошее, так давай делать это сами! Уже через неделю мы были в Нарьян-Маре.
«Япония — для японцев»
Ещё один педагог в семье Абеленцевых — Екатерина . О революционных идеях мамы и сестры она узнала, находясь в 6 тысячах километров от родных. Япония — детская мечта, которая стала реальностью для регионоведа Японии, закончившего Владивостокский государственный университет экономики и сервиса. Страна восходящего солнца к тому времени уже три года была для Екатерины домом. В Токио она закончила школу японского языка для иностранцев и уже начала чувствовать себя своей, что, по словам Кати, не так-то просто.
— Япония — для японцев. Они подавляют. Ты должен быть не хуже, чем японец, но и НЕ ЛУЧШЕ, чем японец. В этом смысле школа выживания там хорошая. Но в приоритете, конечно, семья, поэтому на звонок мамы и сестры — «приезжай, дело есть», реакция однозначная — еду. Сначала их идею со своими профессиональными способностями я никак не связывала, честно говоря, а сейчас у меня своё дело и я этому, конечно, рада.

— География странная, случайная и нелогичная у нас получилась, прямо скажем, пальцем в небо: Владимир, Владивосток, Токио, Нарьян-Мар. Но сейчас все вместе и делаем одно общее дело, — Елена без дочерей сегодняшнюю работу «Красного лиса» уже не представляет. — Дочери — это мой самый главный капитал.
Времена для создания собственного бизнеса в Ненецком автономном округе, где все экономические процессы так или иначе подчинены ситуации на нефтяном рынке, Абеленцевы выбрали не лучшие. В 2015-м, когда цены на нефть начали стремительно падать, а пропорционально этому снижалась и покупательская способность населения, найти клиентов казалось делом не из лёгких. Вместе с тем избранная в «Красном лисе» стартовой услуга по присмотру и уходу за детьми оказалась, как ни странно, вполне востребованной — мамы не стали засиживаться в отпусках по уходу за ребенком, спешили выйти на работу пораньше, чтобы вносить свой вклад в семейный бюджет. Отсутствие достаточного количества мест в государственных детских садах тоже сыграло для начинающих предпринимателей вполне позитивную роль.
— Сначала это был только присмотр и уход за малышами. Естественно, мы не сидели с детьми просто так, ничем их не занимая. Постоянно читали им книжки, гуляли, постепенно начали вводить элементы развивающих занятий. Раздумывать, как дальше развивать направление, в котором каждая из нас имела профессиональную подготовку, долго не пришлось. Сначала даже не было комплексной программы, к присмотру-уходу потихоньку добавили творчество, потом сразу же программы раннего развития. Оля уже начала вводить йогу, прямо на маленьком пятачке. Я стала внедрять свои учительские приёмы. И как-то сразу стали неинтересны уроки в обычном их понимании. В начале 2016 года мы уже запустили каллиграфию, она у нас сразу пошла очень мощно. Мы начинали в подвале площадью 12 квадратных метров. Сейчас, когда смотрим старые фотографии, сами себе не верим, что такое возможно, — рассказывает Елена.
А уже весной мы стали организовывать поездки наших детей в санатории — опыт вывоза организованных групп за пределы округа, благодаря работе в социальной сфере, у меня достаточно большой, поэтому страха никакого не было. Начали с Минеральных вод, но родителей не совсем устроили условия проживания там, попробовали съездить в Решму, и теперь только туда и ездим — детям нравится, родители довольны.
«Работать с ребенком надо на его уровне
— стоя на коленях»
Преемственность — это основной принцип работы с детьми в «Красном лисе». Временные рамки взаимоотношений с детьми здесь не ограничиваются календарным циклом. Да, как и в любом образовательном учреждении, здесь есть каникулы. И осенью дети возвращаются в центр, потому что всё, что было вложено в них за прошедший год, нужно развивать дальше. А иначе зачем было начинать?

— Двухлетний ребеночек приходит к нам на занятия с мамой. С трёх лет мама спокойно может оставить своего малыша у нас и заняться своими делами. Здесь мы комплектуем постановку звука, счета, ставим это на хороший фундамент, но ребенку, естественно, об этом не говорим, делаем всё в игровой форме. Развиваем мелкую и крупную моторику, мышление, память. За 50 минут мы успеваем поменять материал 5-6 раз, работаем манкой, тестом, красками, искусственной травой — это самое большое количество материалов на раннем развитии. Дать нужно много, насколько возможно много.

Вот сегодня мы работали молоком. Дети должны видеть процесс — как из травы получилось молоко. А когда мы кормим корову, мы отрабатываем все гласные, потому что тянем усиленно гласный звук: «Мууууу…».

Сегодня наши «двухлетки» унесли домой четыре листа с занятий. Мы отработали понятия в математике длинный/короткий – графическое изображение кота с длинным хвостом и собаки – с коротким. Собаку привязываем на длинный/короткий ошейник. Это мы ездили на ферму. Каким образом у барана растет шерсть – крючкообразно. Так давайте это поставим, идет постановка руки в два года обязательно.

Есть дети, которые не хотят, но с ними тоже надо работать. Мы работаем на уровне ребенка, 50 минут надо работать на коленях. Если мы встанем над ними и будем им что-то говорить, — не сработаем.

«Двухлетка» вырос, на будущий год он перейдет на раннее развитие 3 года и там уже гораздо больший объем. Потом они переходят на ранее развитие 4 года и, когда они заканчивают трехгодичный курс раннего развития, переходят на двухступенчатую подготовку к школе — 5-6 лет и 6-7 лет, – рассказывает Елена Абеленцева.
Left
Right
Детский университет
«Ректор» детского университета в «Красном лисе» — Ольга. Физика, химия, география — все то, что в школе не многим доставляет радость и удовольствие, воспитанники образовательного центра ждут с нетерпением.

— «Детский университет» — это дополнительные занятия для ребят 4-7 лет. Все проходит в игровой форме, никаких скучных лекций, они всё делают своими ручками, — рассказывает Ольга. — Мы им сейчас заказали научные белые халаты, хотим купить детские микроскопы, это дорого, но планы у нас такие есть. Мы решили эти три предмета преподавать так, чтобы детям это было интересно. Например, урок географии. Если это Испания, то мы проходим испанскую культуру и даже готовим их национальную еду иногда. Исполняем их танцы, слушаем музыку – перемещаемся в страну. Они у меня знают все материки, большинство столиц, знают, где какая средняя температура.

Химия, физика – предметы, которые не любят в школе 9 из 10 учеников, а здесь обожают. Простые и безопасные эксперименты ребята делают сами уже в 4 года. Здесь мы даем азы: свойства воздуха, свойства воды, названия химических элементов. Мы сейчас прививаем им интерес к этим предметам, чтобы в школе они не казались детям такими страшными и сложными.

Мы с ними говорим по имени и отчеству, каждый из них — ученый. К именам переходим уже на fly-йоге — здесь можно немного расслабиться.
Растим школьников для себя
— Какую вы ставите перед собой задачу: чтобы ребёнок, который прошел у вас подготовку к школе, пришел туда, умея писать и читать?

— Мы готовим школьников для себя. В сентябре в «Красном лисе» откроется первый класс. Лицензию уже получили. Класс набран. Готовимся. Обязательное в первом классе — математика, чтение, русский, ИЗО. Но мы не в этом ракурсе строим деятельность. Мы побывали в частной школе в Нижнем Новгороде — большой город, миллионник. Сочинили себе легенду, что мы мама и бабушка, и пошли по частным школам. Посмотрели, как у них строится процесс. Смотрите, что они делают: они также стоят на образовательном минимуме, то есть, понимают, какой тест детям надо будет сдать, а мы готовим ведь детей к сдаче ВПР. То есть, мы понимаем, что нам надо сдать вот такой образовательный стандарт. Но на сегодня у нас дети уже нестандартно мыслят. То есть, все это — кусочек времени, когда нам надо отработать образовательный стандарт. Приходит учитель, сильный учитель начальной школы и отрабатывает с ними его. Все остальное время мы занимаемся тем развитием, которое продвигаем. Мы сильно продвигаем математику, сильно продвигаемся в языках, детскую физику усиливаем.

Возьмём в первый класс до 10 детей, записаны уже все. Это будет первая частная начальная школа в НАО. И мы рады, что нас поддерживают наши во всех смыслах очень продвинутые родители. Они развивают своих детей и сами, помимо нас.

— Вы как никто другой, наверное сегодня являетесь сторонниками идеи передачи части социальных услуг на исполнение от государства в частный сектор. Как считаете, общество готово к этому?

— Трудно изменить стандарт мышления: все идут в государственную школу, значит, и мой ребенок должен идти. А ведь закон об образовании еще в 2013 году определил семейную воспитательную группу – она может быть где угодно: дома, онлайн. Но общество, конечно, пока не перестроилось в этом плане.

Знаете, с одной стороны руководство и на федеральном, и на региональном уровне совершенно правильно говорит о том, что нужно снимать нагрузку с бюджета и для тех, кто готов переходить в систему частного образования, создавать комфортные условия. С другой стороны, в той же среде чиновников нам говорят: ну не наберёте вы сразу 30 детей, не потянете. А мы и не стремимся к количеству. Это придет со временем. Сейчас знаем, что сможем обеспечить высокий уровень образования для десяти первоклашек. С ними и будем начинать. Да и потом, здесь важно, чтобы у родителей было право выбора, где получать образовательную услугу для своего ребенка, — в государственной школе или в частной. Устоявшийся менталитет ещё не скоро изменится, но на месте стоять нельзя. Мы чувствуем в себе силы — потому и идём вперед.
Когда цветёт сакура
В «Японском клубе» Екатерины Абеленцевой по понятным причинам не всякий сразу поймет, о чем говорят собравшиеся. Практически все они — любительницы анимэ.

— Я и сама могу сказать, что заинтересовалась японским в детстве, когда «подсела» на японские мультики, — смеется Катя. Мечта об этой стране для меня сбылась, я жила там три года, выучила язык. Кстати, иллюзии о том, что я отлично знаю японский после окончания университета рассеялись, когда приехала в Токио. Меня понимали, а вот я не всегда — это богатый язык, со своими тонкостями.

Что сказать о японцах? Японец может 30 лет перекладывать бумаги из одной стопки в другую, ему не платят за переработку, и у него нет идеи – а давайте я буду делать что-то другое. Это, конечно, не по-нашему. Вот у меня в клубе дети — они всё время что-то придумывают. Проходим, например, тему «кимоно», а в Японии они дорого стоят, от детей сразу идея — мы едем в Японию, начинаем там сами шить кимоно, закупаем в России ткань и — вперед! А у японцев мозг так не работает, у них вот есть кто-то сверху, кто ими управляет, и они ему подчиняются.

Ребята и сами могут убедиться в моих рассказах о японцах. Каждую весну, в период цветения сакуры, мы ездим с ними в Японию, раньше только в Токио, сейчас стали расширять географию.

— Помните нашумевшую историю о том, как в России мужчина несколько лет преподавал в частном порядке китайский язык, а потом выяснилось, что он сам этот язык выдумал? Как родителю, который не знает японский, понять, что здесь его ребенка точно учат этому языку?

— Да, эту историю многие знают. Но у нас все по-честному: у меня есть сертификаты, диплом об образовании. Да и потом, задумай я такую авантюру, в первой же поездке в Японию дети бы поняли, что там говорят не совсем на том языке, которому я их учу.

Возвращаясь в Нарьян-Мар из Токио, Катя вовсе не думала о том, что ее профессиональные знания понадобятся в Ненецком округе. Ехала, чтобы помочь маме и сестре начать своё дело. В первую же поездку «Красного лиса» в Решму рассказала детям, что знает японский. Собственно, от детей и появился запрос на организацию Японского клуба. Вернулись из отпуска — и запустили еще один проект.

— Главная награда за мой труд на сегодняшний день — это моя ученица, которая сейчас уже учится в вузе по специальности «регионовед Японии». Она пишет: здесь только начинают изучать грамматику, для меня это так легко, что даже немного скучно. Конечно, мне приятно.

А еще, добавляет Ольга, сестра Катя вырастила преподавателя английского языка, и скоро здесь будут преподавать по оксфордским учебникам.
Мы растем и учимся вместе с нашими «лисятами»
— Мы никогда не ссоримся, все решения принимаем сообща,— говорят педагоги Абеленцевы. — Пользоваться финансовой поддержкой со стороны государства? Мы думали об этом, но посчитали, что тратить время на дела бумажные нам некогда. Хотя на первых порах воспользовались субсидией на возмещение затрат по аренде, это нас выручило. Сейчас главная задача — расти и развиваться дальше. Стоять на месте, продвигая только своих воспитанников — не наш путь. Мы растем и учимся вместе с нашими «лисятами».
Фото: Антон Тайбарей, redfox83.ru, vk.com/lis_83