На персидском замолвил он слово
История парня из Нарьян-Мара, читающего Омара Хайяма в оригинале
Какие первые ассоциации возникают у вас при слове «Иран»? Автор этих строк задал этот вопрос коллегам из Издательского дома и получил самые разные ответы: хиджаб, персидские сказки, арабские письмена, верблюды, боевые действия, вспоминали почему-то про Каддафи и даже Фиделя Кастро с Че Геварой добрым и не очень словом помянули.

Герой этого материала считает, что образ мусульманского государства демонизирован, а факты излишней агрессии, присущие стране исламского мира, слишком преувеличены. Саша Николаев родился в Нарьян-Маре, окончил школу и отучился в Российском государственном гуманитарном университете на отделении «Иранистика». Разве мог подумать парень из столицы Заполярья, что будет свободно разговаривать на языке фарси, читать Омара Хайяма в оригинале и давать взаймы игроку сборной Ирана? Вряд ли. Но обо всём по порядку.
Восток – дело тонкое
Получилось всё как-то случайно. В 2014 году выпускник нарьян-марской школы № 4 Саша Николаев долго думал над выбором будущей профессии. Его душевные метания облегчила учительница истории Мария Алексеевна Мазаева. Рассказала о том, что изучение восточных языков дело перспективное. Юный абитуриент с доводами мудрого педагога согласился и в итоге поступил в Институт восточных культур и античности РГГУ. С нуля начал познавать этот таинственный мир славной Персии. Сначала разбирался в хитросплетениях персидского алфавита и привыкал к тому, что нужно читать и писать справа налево.

- У нас было десять пар в неделю персидского языка. Cвободно заговорил на фарси на третьем курсе, когда на четыре месяца отправился на стажировку в Иран. Тогда я полностью погрузился в эту языковую среду и культуру, - рассказывает Саша.

С февраля по май 2017 года наш герой получал знания в Исламской республике. Он ехал в незнакомую страну, до конца не избавившись от стереотипов.

- Некоторые думают, что в Иране постоянно идёт война, люди передвигаются на верблюдах, и всем чуть ли не ИГИЛ заправляет. Когда я приехал туда, то поразился, насколько по-доброму местные жители относятся к немногочисленным туристам. Они открыты и доброжелательны ко всем гостям, - продолжает знаток фарси из Ненецкого округа.

Наш собеседник в подтверждение своих слов сразу рассказал забавную историю. В Йезде (один из городов Ирана в центральной части страны. - прим. ред.) студенты из России взяли местного гида и отправились смотреть красоты. Весёлый и общительный экскурсовод предложил сходить на свадьбу его дяди. Вот только неловкая ситуация вышла на том празднике жизни. Виновники торжества с улыбкой спросили гостей, откуда же они приехали. Гида ждал тот же вопрос. В воздухе повисло неловкое молчание.

- Оказалось, что этот гид просто привёл нас на какую-то свадьбу, где его никто не знал. Но нас накормили и предложили повеселиться на празднике. Нашему удивлению тогда не было предела, - рассказывает выпускник-иранист из Нарьян-Мара.
На Новый год – ни-ни
Учёба в Тегеране шла своим чередом. Саша читал иранские газеты, усваивал поэтическую лексику, выполнял домашние задания, а потом встретил Новый год, по-тамошнему - Ноуруз. Его на родине Омара Хайяма отмечают 21 марта. Весь Иран недели на две, а то и три выпадает из рабочей колеи. В общем, мусульмане в этом плане российский народ переплюнули. Только тут есть одно но – в стране сухой закон, и легально алкоголь нигде не достать. Так что на новый год – ни-ни. Хотя в целях богослужения в армянских кварталах делают вино, правда, как говорит Саша, почти наверняка не только во имя Господа, но и злоупотребления ради. Только если поймают местного за распитием горячительных напитков, могут всыпать 25 ударов плетьми. Иностранцу же такое наказание не светит, да и в случае каких-то подозрений всегда можно ответить, что ты был в посольстве своей страны, и вопросов больше не зададут.

- У них интересные новогодние традиции. В каждом доме на столе расстилают скатерть хафт син. Хафт – это семь, син – одна из букв алфавита фарси. И на этой скатерти лежат семь вещей, которые начинаются на эту букву. Например, сир – чеснок, сиб – яблоко. Ещё одна традиция – гадать по сборнику произведений поэта Хафиза. Это своего рода книга предсказаний. Выбираешь наугад страницу и читаешь про то, что тебя ждёт, - рассказывает Саша про традиции восточного народа.
От вежливости до конфликта
Про каждый город Ирана Саша рассказывает обстоятельно и с теплотой в голосе. Вспоминает древний Исфахан, который когда-то был столицей Персии. Там красивые мечети, огромные базары, где за копейки по нашим меркам продают медную посуду, конечно, перед этим нужно изрядно поторговаться, ведь без этого ни один товар у иранца не купить. Настоящая восточная сказка. А в городе Йезд сохранились глиняные дома XVII века, в которых до сих пор живут люди.

Я спрашиваю у Саши про традиции, которые соблюдают в этой стране. Там по-прежнему сильно разделение по гендерному признаку. Общежития – женские и мужские, классы в школах – тоже. А ещё иранцы часто произносят фразу: «Мне ничего не нужно». Говорят они её, когда у них что-то покупаешь.

- Ты сначала второй, а иногда и третий раз должен предложить деньги, и тогда они возьмут, - рассказывает Саша. – Но если не дашь – будут проблемы.

А ещё они всегда пропускают вперёд. Тут наш герой вспомнил курьёзный эпизод, когда иранцы садились в такси и чуть не подрались. Каждый из них хотел уступить место друг другу. Иногда чрезмерная вежливость может и до конфликта довести.
Рассеянный Азмун и другие
За год до окончания университета Саша решил попробовать попасть на позицию менеджера сборной Ирана по футболу на чемпионате мира, который в 2018 году проходил в России. Без пяти минут выпускник РГГУ из Ненецкого округа прошёл четыре проверочных этапа, и лишь потом его позвали на собеседование. Придя на него, он обомлел. Перед ним сидел главный тренер сборной Ирана Карлуш Кейруш, который в своё время возглавлял сборную Португалии, мадридский «Реал», а ныне является наставником сборной Колумбии.

- С ним я общался на английском, а с другими представителями иранского штаба – на фарси. Через несколько дней на электронную почту мне пришло сообщение о том, что меня утвердили менеджером сборной, затем нас вызвали в офис, где мы две недели проходили обучение, - вспоминает Саша.

Правда, в мае ретивые сотрудники военкомата очень возжелали менеджера сборной Ирана сделать рядовым Российской армии – Сашу и других его однокурсников чуть не отправили служить срочную. В итоге пришлось отстаивать свои права в суде.
Что можно сказать о работе Саши в сборной Ирана? Представьте, когда в вашем подчинении примерно 50 человек, напоминающих одного известного персонажа – рассеянного с улицы Бассейной. Иранцы до изнеможения рассеянны, непунктуальны и совершенно не понимают, к чему вообще куда-то спешить. Например, игрок «Зенита» Сердар Азмун всё никак не мог вовремя прийти на тренировку, приходилось Саше его подгонять. Один из футболистов забыл документ, подняв на уши менеджеров сборной, а потом преспокойно нашёл его… в другом кармане. Ещё двое иранцев на тот момент тоже играли в чемпионате России – Саид Эззатоллахи («Амкар»), Милад Мохаммади («Ахмат»). Алиреза Джаханбахш, ныне игрок английского «Брайтона» задолжал Саше тысячу рублей. Перед самым отлётом команды на родину иранец вернул долг.

- Сборная Ирана расположилась на базе московского «Локомотива». Однажды был такой случай. На матч команды сначала отправляли грузовики с формой и экипировкой. В один прекрасный момент, я понял, что машины стоят, а должны были уже уехать. Захожу в одно из помещений, а там пар идёт – в последний момент тамошние менеджеры наклеивали номера на футболки и приговаривали: «Алекс, Алекс, не переживай, всё успеем!». А как не переживать, ведь в процессе и силовые структуры были задействованы, и многие другие службы. Я был связующим звеном между FIFA и сборной Ирана. Приходилось решать множество вопросов, вплоть до бытовых. Мобильный телефон буквально разрывался от звонков, - рассказывает герой нашего материала.

Экзамен на стрессоустойчивость
Простые ребята, эти иранские футболисты, спокойно можно было к ним в комнату зайти и поторопить на тренировку. Например, с легендарным Криштиану Роналдо такое панибратство бы не прокатило – к звезде футбола приставили двух личных охранников, и только через них можно было передать что-то для многократного обладателя «Золотого мяча». Что же дал молодому выпускнику РГГУ опыт работы со сборной Ирана?

- Это настоящее испытание на прочность, экзамен на стрессоустойчивость, приходилось выполнять одновременно сразу несколько задач, спали очень мало. Мозг работал на двести процентов. На итоговом совещании сказали, что у меня была самая сложная сборная, но я справился со своей задачей. С некоторыми футболистами до сих пор общаюсь в интернете. Было даже немного грустно с ними расставаться, - признаётся наш собеседник.
Саша признаётся, что многим менеджерам сборных сложно было найти работу после чемпионата мира – столь хорошо оплачиваемую и интересную. Наш герой развивал портал электронных торгов между Ираном и Россией, но это занятие быстро наскучило.

- Хочу попробовать себя в спортивной журналистике. На сайте своего университета я делал отчёты о матчах и соревнованиях, говорят, неплохо получалось. Вообще увлекаюсь футболом, в своё время играл в чемпионате России по футзалу, выступаю за сборную университета. Наша команда РГГУ попала в тройку лучших на студенческом турнире в Риме, победила в Марокко и на равных сражалась с лучшими университетами Москвы. Довелось поиграть даже против Ивана Чишкалы, ныне блистающего в сборной России, - продолжил экс-менеджер сборной Ирана.
Камю на фарси? Легко
Саша переживает из-за неспокойной политической ситуации, которая сложилась вокруг этой страны. Масла в огонь подлил и сбитый «Боинг». Теперь, по его словам, у Ирана будет ещё более негативный образ, который совершенно не отражает того, как на самом деле живут там люди. Страна перспективная с точки зрения туризма, но нестабильность обстановки сильно мешает ей развиваться. Плюс санкции. К примеру, в Иране отключена международная банковская система. Картой расплатиться нельзя, только наличными, либо картой местного банка. Однако Саша верит, что когда-то и родина Омара Хайяма не будет вызывать у людей незаслуженного недоверия. А пока он практикует язык, читает «Постороннего» Камю на фарси, сайт ВВС и другие ресурсы. Ещё он выучил несколько рубаи Омара Хайяма, одно из которых, на персидском, прочитал автору этих строк:

«О, как же быстро проходит караван жизни!

Цените мгновения, проходящие в веселье!

Виночерпий, не нужно печалиться о завтрашнем дне приятелей,

Неси чашу, ибо наступает ночь».