Александр Вокуев
Поэтическая аритмия наших сердец
23 апреля в Нарьян-Маре окружная поэтесса Светлана Коныгина представит свой новый сборник стихов «Аритмия». В него вошли работы автора за последние 20 лет и несколько произведений 90-х годов. Накануне презентации книги мы поговорили со Светланой о новом сборнике, источниках вдохновения, любимых фильмах, писателях, которые ну никак не читаются, и, конечно, о Нарьян-Маре
– Много лет собиралась издать второй сборник, наконец меня сподвигла это сделать Ирина Михайловна Селивёрстова. Так получилось, что первую часть книги я обдумала, сгруппировала, а во второй части получился хаотичный, неритмичный кусок. Когда составляли книгу, мне надо было уехать. С собой был только планшет, с которого отправляла стихи уже без определённого порядка. Вот и получилась аритмия, – улыбается Светлана Коныгина.
Сборник тиражом в 500 экземпляров издали в Белгородской области.

Фото: Игорь Ибраев/nao24.ru
Первый поэтический сборник автора был опубликован в 2001 году. Книгу, кстати, подготовил к печати Алексей Пичков. Как признаётся Светлана Коныгина, стихи она начала писать в начальной школе. Они были посвящены животным и природе. Тогда было написано стихотворение «Доброта».
Мы видим грязную облезлую собаку,

Она умрёт от холода и ран.

Но всё-таки она нам слепо доверяет,

Хоть столько раз уж встретила обман.

Ну а пока бредёт она в надежде,

Что, может быть, ещё раз повезёт,

Что кто-нибудь ещё раз приласкает,

Тогда она спокойно в мир иной уйдёт.

Последнему, кому она поверит,

Живой кусочек сердца посвятит.

А тот, который ранами усеян,

Себе до смерти близкой сохранит.

А ты не разрушай её надежду,

Последнюю живущую мечту.

Не предавай её, как те людишки прежде,

Не оставляй её совсем одну.

Хоть сердце в незаживших ранах,

Хотя уже растоптана душа,

Не забывай, что доброта осталась,

Наивная, но всё же доброта.

– Некоторые мои стихотворения написаны от лица детей или даже мужчин. Это чужие эмоции, которые ты пропускаешь через себя. Есть стихи, которые не всегда пишутся сразу. У меня есть одно стихотворение, которое я закончила только через семь лет. Оно называется «Ломая ногти о сотни преград», – рассказывает Светлана.
Ломая ногти о сотни преград

Иду я к заветной цели.

Чем больше будет замков и оград,

Тем к победе идти веселее.

И как только снова чего-то добьюсь,

Вдруг найдётся ещё причина,

Чтоб упрямо идти вперёд,

Покорять другую вершину.

Не важно какой она будет,

Малой, большой или средней.

Лишь бы только манила меня.

А ещё: не была последней.

– Никогда не заставляю себя писать. Стихи идут сами по себе. Бывает так, что пока не допишешь стихотворение, не можешь ни есть, ни спать. Иногда в таких случаях пытаюсь обмануть сознание. Пишу якобы последнее четверостишие, потом говорю себе: завтра вычитаю хорошенько и всё, стихотворение готово. Удаётся себя обмануть на полчаса, но потом мозг замечает уловку, и приходится снова садиться писать, – говорит поэтесса.
По её словам, иногда стихи пишутся с большим трудом.
– Однажды была на отдыхе в Доминиканской республике. Не могла сосредоточиться, ушла от всех и закрылась одна. Писала в одиночестве и плакала. В итоге получились «Осколки рассвета», это стихотворение очень полюбили читатели, говорит она.
На миллионы кусочков раскололся рассвет,

В облаках отразился и утонул в океане.

В воде медленно таял розовый цвет,

Бирюзой бесконечной срезались острые грани.

Тускнея, осколки ложились мерно на дно,

В забытьи затихали в вечно-синем волнении.

Воедино собраться им уже не дано,

Зардеться вновь тёплым, мягким, рассветным свеченьем…


Теченьями океан катил осколки по дну

К самой кромке, туда, где шум слышен прибоя.

Где на смену степенному, длинному сну

Приходит само отрицанье покоя!

Совсем посветлело – порвалась тишина.

И на берег, с песчинками белого цвета

Сегодня снова и снова бросала волна

Пригоршни розовых мелких осколков рассвета.
Рассвет, каким его видит Светлана Коныгина.

Фото: Светлана Коныгина/vk.com
– Эмоциональные стихотворения выходят разом. Моё творчество как дождь: иногда вдохновение бывает такое сильное, что оно всё смывает на своём пути. Потом это всё прекращается, и в первый момент остаётся только пустота. Ты смотришь на стихотворение и радуешься тому, что оно пришло в этот мир. Опустошение и одновременно свежесть как после дождя, – делится поэтесса.
По словам Светланы, она плохо помнит свои стихи. Те, которые запомнила, помнит визуально.
– Помню ситуации, которые вдохновили на написание. Открываю любое стихотворение, снова переживаю эмоцию, и ко мне приходят визуальные образы. Вспоминаю, что я тогда видела, где тогда была, когда написала.
В новом сборнике есть стихотворения, посвящённые фильмам. Так, один из них написан под впечатлением от «Побега из Шоушенка», другой после просмотра «Человека без лица», ещё один навеян сюжетом фильма «Спаситель». Среди таких работ Светлана выделяет стихотворение, которое она написала, посмотрев фильм «Гладиатор».
У каждого свой рай,

Своя борьба с судьбой,

У каждого свой мир,

Грех смертный тоже свой.

У каждого свой взгляд

На то, что есть вокруг

И враг порой не враг,

И друг порой не друг.

Жизнь очень непроста…

Бывает труден путь,

И кто-то бесконечно

Мешает отдохнуть.

Заставит кто-то жить,

Когда ты обречён.

Ведь кто-то должен созидать,

А кто-то бить мечом.

Не стой! Bперёд всегда стремись!

Плачь, борись, играй!

Ад может быть на всех один…

У каждого свой рай.
Рассел Кроу в роли Гладиатора вдохновил Светлану Коныгину на несколько стихотворений.

Фото: kinopoisk.ru
– Этот стих я читала на выступлении в Москве. В зале тогда были ветераны Афганистана. После выступления они подошли и на коленях просили прочитать это стихотворение. Они говорили, что не понимают, как такая маленькая девочка могла прочувствовать то, что мы чувствовали там, на войне, – говорит Светлана.
Светлане Коныгиной больше нравится мужская поэзия. Среди любимых авторов выделяет Есенина, Высоцкого, Мандельштама. Есть и поэты, которые совсем не откликаются. Прочитала – и всё равно.
– Я читаю не очень много поэзии. Боюсь несознательно скопировать что-то.
Чаще Светлана читает прозу. Но и тут автор на автора не приходится.
– Пыталась читать Пелевина. Классный автор, так интересно пишет, но не моё это. Пробовала читать «Generation П». Два раза возвращалась к ней, потому что не люблю недочитанные книги. Хочу понять, что там происходит, что автор имел в виду. При том он пишет прогрессивно, интересно, настолько у него всё закручено. То же самое было с Мураками. Посоветовали несколько человек, почитала «Норвежский лес». Дочитала до конца, но поняла, что другое произведение больше не возьму у него. Зато цитата из этой книги стала отправной точкой для стихотворения «Пока болит – нестерпимо больно!», – говорит Светлана.
Стараюсь делать безразличный вид,

В глазах читают: «Хватит! Всё! Довольно!»

А как иначе, когда болит?

Пока болит – нестерпимо больно.

День как-то выживаешь, чуть дыша,

Ночь душу ледяными вытащит руками...

И будет ползать бестелесная душа,

По простыням бумажным, кашляя стихами.

Взгляд жаркий утра ночь испепелит,

Та – душу вернёт недовольно

И прошепчет: «Пока болит,

Как ни старайся – тебе будет больно».

Планеты где-то сойдут с орбит,

Зима не раз землю снегом укроет.

И я однажды пойму – не болит!

Лишь «на погоду» немного ноет.

Поэтесса на одном из выступлений.

Фото: Светлана Коныгина/vk.com

Источником вдохновения могут служить совершенно разные вещи. Услышанная фраза, название книги, цитата в интернете.
– Однажды смотрела фильм «Ирония судьбы. Продолжение». Главный герой картины произнёс фразу «У любви нет прошедшего времени». Моё сознание, видимо, зацепилось за неё. Позже из этой строчки родилось стихотворение.
У любви нет прошедшего времени,

Если это конечно любовь.

Она не может быть тяжким бременем,

Не может гаснуть и вспыхивать вновь.

Величина «любовь» постоянная –

Есть начало, но нет конца,

Зарождаясь искоркой малою,

Заставляет биться сердца.

Не имеет границ, срока годности,

Даже если уйдёшь в закат,

Она, растворившись в воздухе,

Плечи будет родных обнимать.


Она не умрет, не состарится,

Будет светом сиять в глазах,

На пожелтевших фото останется,

Подобно нимбам на образах.

Всё объемлет она, всё прощает,

Без условий, жертв, лишних слов…

Не разрушает, а созидает!

Если это конечно любовь!
Светлана Коныгина считает, что в Нарьян-Маре творческие люди могут найти необходимую поддержку и развиваться.
– Если бы я жила в другом городе, то скорее всего не получила бы должного развития. Помогает компактность города и близость людей. Если бы жила в большом городе, мне кажется, писала бы дальше, но в стол, и особо бы не развивалась. Здесь большая концентрация душевной теплоты среди тех людей, которые вовлечены в литературу, – говорит Светлана.
Фото: Игорь Ибраев/nao24.ru
По мнению нашей героини, в Нарьян-Маре литературное движение в нулевых годах затихло. Потом, после того как его взяла по свою эгиду Любовь Викторовна Царькова, оно снова стало расцветать.
– Собрались вместе все творческие люди. Мы каждый месяц встречались, читали и обсуждали произведения. Для любого вида деятельности важно не находиться в вакууме. Потому что, когда ты в вакууме, ты можешь много придумать того, чего на самом деле нет. С одной стороны, можешь манию величия получить, с другой стороны, наоборот, можешь недооценивать себя. Автор – это сосуд, если он правильно наполнится, то выдаст результат – красивые стихи или хорошую прозу.
Светлана Коныгина совмещает поэзию и профессию юриста. По её словам, в этом нет никакой трудности.
– Эти два вида деятельности раскрывают разные грани человеческой натуры. Стараюсь максимально разводить их. Юриспруденция требует определённой собранности, структурности, анализа и логики. Она безэмоциональна. Поэзия же – это буря эмоций, бессонные ночи. С другой стороны, я не могу терпеть недописанных текстов. Это как раз из юриспруденции. У меня уже внутри заложено, что дело не может быть недоделано, а стих не дописан.
Что вдохновляет в Нарьян-Маре?
– В Нарьян-Маре меня больше вдохновляют не места, а явления. Обожаю, когда бывает, что снег идёт прямо, ровно. Сразу возникает в голове блюзовая ритмичность, монотонное спокойствие. В этом городе меня привлекает ещё близость неба. Это важно. В других местах не чувствую его так близко. В других городах вообще другие ритмы. Нарьянмарские стихотворения созвучны с неспешным ритмом города. В других городах я быстрее хожу, больше двигаюсь. Нарьян-Мар позволяет много думать. Он создаёт ощущение, что у тебя времени больше, чем есть на самом деле. Что-то здесь со временем происходит необычное, – считает Светлана.
Фото: Игорь Ибраев/nao24.ru